Туризм в Татарстане
Отчет о походе по Горному Алтаю в 1994 году, ставшим последним для Салиховой Нели. Водный туризм в Татарстане Домашняя страница туристского клуба "Таежный"

Главная | «Филькина Грамота» | Отчеты о походах | Спортивный туризм | Клубы
«Общалка» | «Из Рук в Руки» | Фотогалерея | Поиск | Ссылки


«Филькина Грамота»
Предыстория

Все статьи
Новые статьи
Популярные статьи

По тематике
Соревнования
Снаряжение
Питание
Походы
Районы
Прочее
Люди

Поиск в статьях


Кнопки

Простор2000 - Снаряжение для бурной воды и туризма.

Клуб водного туризма



Пешком по Кодару
Версия для печати | Комментарии (0)

Пешком по Кодару

В августе 1995 г. группа казанских пешеходников из шести человек совершила поход 5-й к.сл. по Центральному и Восточному Кодару в зачет чемпионата России по спортивным походам. Ядро группы составили члены профессионального туристского клуба «Траверс», в том числе и из состава команды победительницы Тульского фестиваля туристских клубов и бронзового призера чемпионата России в Свердловской области. Возраст участников — от 24 до 29 лет — самый «сок», опыт тоже не малый: это и мартовское первопрохождение казахстанского хребта Каратау (1990 г.). серьезный насыщенный поход по ледникам и перевалам Джунгарии (1991 г.), мощная «пятерка» по Дагестану с траверсом хребта Нукатль и прохождением сложных горных перевалов Аддала и Саладаг, совершенная в рамках комплексной экспедиции РАПП «Транскавказ-93», и целый ряд горных и таежных походов. Руководитель группы — трижды «кандидат» (в мастера спорта по спортивным походам и туристскому многоборью, да еще технических наук в придачу) Дмитрий Мансуров — лидер пешеходников Татарстана на сегодняшний день.

Поход полностью финансировался Госкомспортом республики. Как видите, у нас пешеходный туризм — полноправный, признанный вид спорта. Пешая часть маршрута началась со станции Леприндо.

Что было тут десять лет назад и что сейчас — как небо и земля. Ныне поселка нет. Уныние и разорение. Лишь одинокий дежурный по станции «несет свой крест». Что уж говорить, так называемые «демократы» у руля — это позор и боль страны, дальше строительства всевозможных финансовых пирамид и «торгоградов» дело не идет, даже не способны удержать давно достигнутые причем не ими рубежи...

В долине р. В.Сакукан

Но покончим с политикой, группа вступила в Кодар — страну, где суровые горы чередуются с тайгой без троп и дорог, где чистые изумрудные озера, бурные реки с водопадами, где тучи мошек и комаров. Последняя особенность проявляется сразу: невозможно спокойно донести ложку до рта, можно есть только в накомарниках, да и то после изрядного «омовения» репеллентом. С первых километров (по долине р.Мергели) идти тяжело: галечник, обход прижимов по неприветливой тропе, ни намека на тропу. Даже ерундовые 30-килограммовые рюкзаки казались свинцовыми. На переходах все молчали и только на привалах перекидывались шутками-прибаутками. А тут еще погода стала портится: дождь, сырость, холодно. Гнус этого не выдерживает, для пешеходников советской закалки это нормальные рабочие условия.

В верховьях р. В.Сакукан

Без проблем пройдены некатегорийные перевалы Хадатканда и Озерный, группа попала в долину Верхнего Сакукана. Здесь совершается «грандиозное открытие» — гораздо эффективнее не ломится через береговые заросли, а идти по русловым камням. Главное здесь — хорошо настроиться, а потом ноги сами находят оптимальный путь.

Пер. Нижегородский

Первый сложные перевал — Нижегородский (2А), а точнее — спуск с него. Он проходил по крутому узкому кулуару, по которому периодически летели камни. Что надо делать в этом случае? Правильно, теснее прижиматься к скалам. Труднее всегда первому, ибо он идет в неизвестность (путь спуска не просматривается как хотелось бы!) Спускались медленно, спешить и ошибаться нельзя. Замыкающие и мерзнущие члены группы язвительно прохаживались по поводу скоростных характеристик ушедших вниз товарищей, Но потом, спустившись, оказывается приятно посидеть на солнышке, ожидая обеда.

Спуск по реке Изумрудной был «отдыхательным» — сначала глиссирование по снежнику, затем хоть слабая, но все же тропка. Но у реки Ледниковой даже такая тропа исчезает, и, чтобы не тратить время на ее поиски, группа спускалась по густым зарослям в обход водопада, где и «случилось страшное»: потерялся один из основных предметов снаряжения — половник. Ремонтнику пришлось приложить значительные усилия, чтобы из всяких запасных железяк соорудить новый. Его берегли так, что он успешно профункционировал до конца маршрута. В конце недельного цикла была запланирована дневка, во время которой предстояло произвести разведку перевалов в долину Среднего Сакукана и оставить продовольственный склад. Конечно, гораздо спортивнее и престижнее проходить основные препятствия «линейно», но в данном случае такая тактика не планировалась.

Подъем на пер. Ледниковый
Вид на пер. Ледниковый из долины р. Ср.Сакукан

И вот, с утра вышли на перевал Ледниковый (2Б). Группа связками поднималась по кулуару крутизной 35-45° в кошках с одновременной страховкой. Сложность представляли собой только большой набор высоты, участки натечного льда и — уже перед самым перевалом — крупная подвижная осыпь, припорошенная снегом. Температура воздуха опустилась до -3 (вспомним, что поход-то все же летний!), и основным желанием стало побыстрее спуститься вниз, «принять» (пищу конечно же) и «залечь». Спуск — перила 80 м, далее в связках с попеременной страховкой. Все просто и буднично, как в черно-белом старом кино. Выйдя на морену, встали на ночевку.

Очередное утро было со снежком. Быстро собравшись, спустились к Среднему Сакукану и прошли вдоль него до второго притока. На правом берегу имеется хорошая тропа — здесь проходит основной путь к пику БАМ. Но надо сходить с тропы и направиться к очередному сложному и заманчивому туристскому объекту Кодара — перевалу Пионер (2Б). Подъем на перевал прост, его одолели за какой-то час. Из записки узнали, что этой зимой здесь побывали лыжники из Иркутска, совершавшие поход 6-й к.сл. Даже при такой температуре (чуть ниже нуля) у нас работоспособность падает, а каково же было им?

Спуск с пер. Пионер

Не надо говорить про акклиматизацию к зиме, про Монголо-Сибирский антициклон и все остальное. Главное здесь — характер. Русский, сибирский! На спуск по скальным отвесам потратили почти полдня, поглядишь вниз, аж дух захватывает, жутко становится; но, как говорится, глаза боятся, а руки делают (и ноги и голова, конечно, тоже). Пройдены первые метры, и скальная работа полностью поглощает тебя, а далее уже скупые шутки под стук молотка оживляют безмолвные суровые горы. Снизу смотришь на пройденный маршрут — стена стеною, огромная мрачная, и не сразу догадаешься, где же здесь перевал. Да, Пионер всем ребятам (перевалам) пример! И начинаешь себя уважать: вот какой «колосс» сделали, и настроение поднимается.

Отсюда, из верховий реки Кодар, увидели главную вершину этой горной страны — пик БАМ. По преданиям, именно здесь обитают духи гор. и они очень не любят посвящать людей в свои тайны. Для нас исключения не было: хмурые тучи клубились, скрывая вершину, дул сильные ветер, шел дождь. Восхождение в этот день не получилось, но оставалась возможность осуществить его на завтра. К счастью погода давала такой шанс. Подъем в связках. Где можно шли лазанием, где никак — забивали крючья. навешивали перила. Удар, еще удар, дзынь... сломался молоток, и, будто в насмешку, огромное облако плотной сырой холодной массой накрыло нас. Видимость — нулевая, ждать нечего, перспектив никаких, А до вершины оставалось не более полста метров. Но однозначно — идти нельзя, тем более по такому сложному рельефу. Ну что ж, значит — не судьба... День завершился в тщетных попытках высушить возле примуса одежду, ветер между тем все порывался сорвать палатку, нещадно сек снегом оказавшихся вне убежища.

Кстати о вершинах. До сих пор ТСС России не в состоянии обеспечить своих коллективных членов толковым перечнем классифицированных перевалов и вершин среднегорья, даже за деньги этих самых членов. Так мы и не знаем до сих пор, сколько «стоит» пик БАМ. Пиком БАМ маршрут не кончался. впереди еще много событий, у нас же «пятерка». Перевал Ленинградец (2А) после Пионера уже показался несерьезным. Дальше — вниз по реке Ледниковой, к заброске. Здесь нагрузили рюкзаки и дальше — вниз по реке.

Ночью прошел очередной дождь, вся растительность покрылась влагой, которая постепенно перебиралась на одежду. Опять больше всех досталось первому, хоть он и не коммунист. На Левой Сыгыкте обнаружили стоянку, на которой судя по следам - «разведпризнакам», какая-то группа собирала катамаран. Здесь удалось поживиться грибами и высушить вещи.

С этого места начинаются горельники, и очень скоро мы начали завидовать тем неизвестным водникам. Кто ходил по забайкальскому стланику — тот это знает, кто не ходил — все равно не поймет. Особенно уставали мышцы ног — при ходьбе просто по тайге не приходилось так высоко поднимать нижние конечности. Постоянно надо было обходить торчащие стволы горелого стланика «противотанковых» размеров или перелезать через них.

Попытки идти вдоль реки по камням ни к чему не привели: прижимы заставляли подниматься на склон, а это очень изматывало.

Никакой чернокожий атлет-«стипль-чезист» здесь никогда не пройдет, ни в «рибоке», ни босиком, Такие препятствия посильны только ребятам с красными звездами на пилотках и красными книжками в левых нагрудных карманах гимнастерок (шутка, конечно, но со смыслом). Радость доставляли только заросли голубики, каждый привал был «витаминным». Прекрасно было видно ту долину, в которую надо было свернуть на перевал Мастах (1А), но чтобы добраться до нее мы потратили более полутора дней.

Совсем как у Николая Рундквиста в книге «Пешком по океану»: а чего это здоровые мужики проходят по полтора километра в день? За перевалом Мастах — река Николайка. Такой крупной голубики, как там, нам не приходилось в жизни отведывать, да еще в таких объемах. Наконец, за несколько километров до урочища Мохчехо появилась хорошая тропа, и мы резко ускорили темп продвижения. Тропа тянется вверх по долине Апсата, примыкая через некоторое время к плохой заболоченной дороге. Под конец дня дорога кончилась, зато начался традиционный дождь.

На траверсе ГВХ около г.2478 м.

Только на семнадцатый день маршрута взобрались на перевал Ясный — исходную точку траверса главного водораздельного хребта Восточного Кодара. Конечно, хотелось повторить или даже превзойти предыдущее достижение — траверс хребта Нукатль в Дагестане. Но к сожалению, климатические
В долине р. Быйки
условия — не в пользу Кодара. Нынешний траверс длился недолго. Сильный ветер, серые облака закрывают видимость, а до контрольного срока оставались считанные дни. Жуткий цейтнот, флажок вот-вот упадет. Пришлось спускаться в долину реки Быйки и по ней «жать» вниз, к людям. Ну вот и она, Чара, сначала Старая, потом Новая, посадка в вагон. Через четверо суток подъезжаем к Казани. За окном по-осеннему хмуро, крапает дождь. Голодные глаза ищут чем бы поживиться. Мелькают станции одна за другой, и мы все дальше удаляемся от Кодара — прекрасной горной страны. Три недели испытывал нас Кодар на прочность. По-всякому было за это время — и улыбалось, и совсем наоборот. Да, нелегко приходилось, когда онемевшие непослушные пальцы вязали узлы на «дюльфере», когда мокрые от дождя и пота продирались сквозь стланик, когда всем телом наваливались на пружинящие стволы. Когда буреломы и гари не давали прохода, цеплялись за одежду, пытаясь остановить нас.

Но не эти воспоминания доминируют по прошествии времени, а совсем другие, связанные с красотой гор и окружающих их ледников, озер, рек и лесов, а также ощущением того, что несмотря ни на что, мы прошли, а значит — победили. Тем живем, на том стояли и будем стоять.

(Поход занял 2-е место в Чемпионате России 1995г.)



Клуб хронических водников Баннеры на нашем сайте

©1999-2019Dmitry Dunaev & Radik Shafigullin
Хостинг - «Информационное агенство IF»
Дизайн и CGI-скрипты - Дмитрий Дунаев

Дата обновления: 25.11.2009