Туризм в Татарстане
Дороги, которые нас выбирают... Рассказ о путешествии 5 к.с. в необычном для русского туриста районе - Монгольском Алтае. Новые горы, новые перевалы и даже сплав по одной из монгольских речек. Проект "Марийка" - Республика Марий Эл по-туристически

Главная | «Филькина Грамота» | Отчеты о походах | Спортивный туризм | Клубы
«Общалка» | «Из Рук в Руки» | Фотогалерея | Поиск | Ссылки


«Филькина Грамота»
Предыстория

Все статьи
Новые статьи
Популярные статьи

По тематике
Соревнования
Снаряжение
Питание
Походы
Районы
Прочее
Люди

Поиск в статьях


Кнопки

Экспедиционное питание для спортивного туризма и альпинизма

Нижегородский Клуб любителей гор и путешествий



Виталий Павлов
По реке без плесов
Версия для печати | Комментарии (0)

Шавла - мягкое, загадочное, зовущее слово, поманившее нас вдаль из дома. Это небольшая река длиной около 70 км, прорезающая Северо-Чуйский хребет Горного Алтая. В этом краю гор - ни дорог; ни поселков, все они остались в стороне, вдоль Катуни и Чуи. Лишь изредка можно разглядеть вдали у подножья гор отару овец и коз. Шавлу "открыли" для туристов-водников недавно - с 1981 г. Руководитель группы первопроходцев Е.А.Горбик и дал ей такое определение - "река без плесов", ну а мы решили удостовериться в том, что это действительно так.

Мы - это 7 студентов и выпускников КГУ и 1 студент КГТУ (КАИ), объединившиеся под эгидой турклуба РАФТ. За плечами у некоторых - солидный опыт путешествий, у других - опыт поменьше, но и тех, и других объединило горячее желание посмотреть Алтай и попробовать вкус реки без плесов.

В этом своем стремлении мы были не одиноки, несмотря на расхожее мнение, что на Алтае стреляют, население недружелюбно к туристам и т.п. Хотя нет дыма без огня, но мы такого отношения к себе не встретили ни разу - водители, чабаны и другие люди были сдержанны, но доброжелательны. Этот район избалован вниманием туристов - здесь проходит множество групп горников и пешеходов из Москвы, Барнаула, Новосибирска, Кемерово, Каунаса. Туристов-водников же ввиду значительной сложности реки для сплава мало - за все время путешествия по Шавле мы никого не встретили.

...Как все это начиналось? Прозаично - собралось несколько друзей-единомышленников и решило совершить, путешествие там, где в крови бурлит адреналин. Одна за одной были отринуты Урик, Ока, Китой, Казыр, Снежная, Урсул и прочие реки, на которых мы еще не бывали. Желающих на полупансион с адреналином набралось 8 человек, которые отважно решили покорять Шавлу на двухместных катамаранах и каяке. Добравшись без приключений до Бийска, мы погрузились в старенький ПАЗик вместе с группой москвичей, и всю ночь ехали под дождем по Чуйскому тракту. Приехав, в темноте поставили палатки на берегу грозно ревущей Чуи и мирно заснули...

... нас то и дело обгоняют караваны горников и пешеходов, которые дивятся габаритам наших рюкзаков ...

Поутру встав, увидели вокруг себя иной мир, зажатый меж 2 цепей гор, оглашаемый гулом реки и пропахший ароматами горных трав. Эх, и хорошо же здесь, на солнечном бережке Чуи, где москвичи уже собрали свои суда и шутливо предлагают нам поменять далекую Шавлу на близкую, осязаемую Чую (вот она, катит свои воды!). Но нет, мы не поддаемся и решительно лезем вверх, в горы, нам нужно преодолеть 35 км с рюкзаками за 50 кг. Пыхтя, взбираемся на крутой борт Мажойского каньона на Чуе, внизу, в 400м под нами, грозно ярится река, набрасываясь на береговые утесы. Каньон суров и очень красив, но нам такие препятствия пока не по силам... Часто отдыхаем, нас то и дело обгоняют караваны горников и пешеходов, которые шутя помахивают на ходу видеокамерами и дивятся габаритам наших рюкзаков. Идти тяжело, ладно хоть комаров нет.

Внезапно мы вышли из густого леса на небольшую полянку и - о чудо! - справа в 200-300 м над нами увидели жгут воды, застывший в воздухе. Не сразу мы поняли, что это водопад на ручье Орой, он настолько неожидан и необычен, что все замирают от восхищения. Но приближающийся вечер гонит нас вперед, на поиски ночлега на берегах чистейшего Ороя, начинающегося от снежников и ледников.

Наутро нас ждал еще один подъем, посложнее вчерашнего, но мы уже втянулись и сегодня идется легче. Самое трудное при этом - не забывать фотографировать окружающую нас красоту. По мере приближения к перевалу лес редеет и наконец полностью уступает травам и мхам. Мы оказались на обширном плоском заболоченном пространстве - плато Ештык-Коль (Блуждающих озер). Начиная с высоты 1500 м и выше до самого перевала нас поливал холодный дождь с очень редкими передышками. Успеваем сфотографироваться на перевале, немного передохнуть, но пронизывающий ветер с дождем гонит нас вниз, в долину р.Шабаги, которая через 16 км приведет к Шавле.

Шавлинское озеро

Первые километры Шабага - еще совсем ручеек, но уже через 3-4 км ее трудно перейти вброд. Июнь и июль были холодными месяцами, сыпал снег (мы видим снега на хребтах в ложбинах, кулуарах), а жаркий август растопил его, и вода прибывает на глазах. Наш путь лежит по хорошей тропе на левом берегу Шабаги, зажатой в лесистом ущелье, и нам уже не нужно переходить реку с берега на берег. Ручьи, начинающиеся от заснеженных горных цепей, и ниспадающие каскадами водопадов, изумительны, но довольно тяжелы для переправы (кое-где половодьем смыло мостики). Дойдя до Шавлы, облегченно расправляем плечи, выбираем место для верфи и лагеря.

Пеший переход закончен, но мы не нагляделись на горделивые горы Алтая, и весь следующий день посвятили радиальному выходу на Шавлинские озера, лежащие выше 2000 м. Эти 3 озера отличаются необычайным цветом воды - она бирюзовая, кажется, что непрозрачная, но на самом деле чистейшая (правда, невкусная - из талого льда). На берегах озера множество стоянок, украшенных с затейливой фантазией - деревянные скульптуры зверей, русалок, духов, различные поделки. А на одной из полян, где собралось 4 группы, затеяли волейбол, так что нам показалось, будто мы опять очутились в милой сердцу Марийке, где-нибудь на озере Глухом...

К вечеру мы вернулись в базовый лагерь, преодолев за день около 40 км, и увидев, как из второго озера из под бревен вырывается с гулом Шавла, как в нее сбегает Левая Шавла и как река мечется меж камней и деревьев в первом и втором ущельях с уклоном до 100 м/км, мчась со скоростью до 30 км/ч. Здесь река еще непроходима...

... экспедиция 9 каякеров-шотландцев и сопровождающих ...

Пролетело 2 дня, вместивших в себя постройку судов, баню на берегу студеной Шабаги, день рождения, стирку вещей, компоты, - подошло время отчаливать. На оставленный нами бивуак подошел караван людей с огромным грузом - это экспедиция 9 каякеров-шотландцев и сопровождающих и страхующих их туристов из Рубцовска. Последовало недолгое общение, осмотр их и наших судов и снаряжения, обмен мнениями о Шавле. До нее эти люди преодолели сложные препятствия на притоках Чуи и померялись силами с Мажойским каскадом; логичный финал - сплав по Шавле и Аргуту. К сожалению, на долгие разговоры времени нет, и мы отходим от берега, вверяя себя реке без плесов, подбадриваемые гостями с Туманного Альбиона.

Кстати, вниз по Шавле пыталась пройти группа пешеходов, но была вынуждена повернуть назад. Они принесли весть, что в 10 км от места старта скопилось 4 группы водников, и они уже 3 дня решают ребус на каком-то из препятствий. Это вдохновило нас, и мы устремились вниз, не забывая осматривать и фотографировать препятствия, и по мере возможности - страховать.

Вот так, сразу же в первый день мы оценили реку: плесов действительно нет, причалить самостоятельно архисложно, бешеный поток несется по всей ширине русла, ограниченный справа и слева... Нет, не берегами, а густым лесом!

В психологическом плане очень неприятны бревна, в изобилии застрявшие в камнях и торчащие с берегов. Каякер, легко одолев Пунктир и Шлагбаум, перевернулся на Эшафоте, упустил весло, но удержал каяк. Один из катамаранов спас его, бросившись вдогонку. Первые результаты - каячное весло сломано напополам, одна половинка застряла в камнях, и нам удалось достать ее. Катамараны пока идут легко, успевая маневрировать среди камней и бревен в узостях, несмотря на то, что они сильно перегружены. Конечно, можно было бы обносить весь груз по берегу, но из-за его труднопроходимости все это сильно бы растянулось во времени.

Катамаран, несущий помятый каяк и каякера, без разведки проходит Мономах, на полминуты увязая в бочке, и чалится перед завалом. Его экипаж сигнализирует - порог серьезный! Следом в него уходят Рамиль и Рита, потом Виталик и Максим. Позади осталось чувство полета вниз, объятья ледяной воды, мелькание среди пены камней - больших и очень больших, и вот мы уже зачалены все на один берег. Это - удача, так как мест для чалки очень мало, последующим экипажам приходится уходить ниже, выбирая участок поспокойнее. Пройдено за день всего 4 км, но каких! Напряжение и усталость настолько велики, что все без колебаний соглашаются встать на ночевку.

Так как светлого времени еще много, то группа разделилась: девушки, Рита и Света, собирают ягоды и орехи; руководитель ушел в разведку вниз по реке; экипаж "АНМ" (Александр Николаевич Мартынов и Антон Николаевич Маршалов) устраняет недоделки в конструкции судна, а 2 каякера (которые решили попеременно проходить реку) отправились назад, к шотландцам, которые подарили имеющуюся у них половинку каячного весла.

Так совершенно незнакомые, но близкие по духу, люди не дали пропасть нашей затее с каяком - и поход продолжается! Каркас каяка, изрядно пострадавший на Эшафоте, поправлен, и на следующий день очередь Рамиля управлять каяком.

...Всю ночь и все утро до обеда лил дождь; его тугие, зримые струи, параллельные друг другу, заслоняли от нас горы и небо, будя в памяти аналогии: Индия...Брахмапутра...Муссонные ливни... Как бы то ни было, отплываем в дождь, в 100 м от стоянки - порог Трек, в котором суда сползают по гладким камням, перегородившим реку, справа в этих камнях нагроможден завал. Не прошло и 5 минут сплава (скорость бешеная!), а мы уже чалимся перед связкой Тройной-Калибр. Дождь усилился, как снимать? Ничего не видно вокруг, сплошная пелена воды и тумана. На разведке за шиворот гидрокостюма летят потоки с кустов и деревьев, усиливая озноб. Катамараны по очереди пролетают Тройной с его внушительной бочкой через всю реку, которая оказалась простой в прохождении - уклон до того велик, что поток воды неизбежно вышвырнет из бочки любое судно. Затем сливаемся в водопадный слив меж 2 обломков, проходя бортами впритирку к ним - это и есть Калибр.

А далее... Далее непроход: 2 бревна перегородили реку, приходится проводить суда у левого берега на веревке. Тройной поиграл каяком, словно теннисным шариком, и "передал" эстафету Калибру. Тот обошелся круче - перевернул, не дав подняться, и для устрашения потащил Рамиля на 2 сторожащих добычу бревна. Но каякер помог себе сам, выбравшись с судном, полным воды, на берег. Наконец после проводки все согрелись и повеселели, да и дождь прекратился. Пролетаем 5 громадных валов на выходе из Калибра, слева по камням 3 рукавами сбегает ручей Кумурглу-Оюк; вечереет, надо вставать лагерем, но негде...

Пороги Шавлы

Без разведки проходим порог Осыпь и чалимся перед сложнейшим Уйгуром; за 2 дня на воде замечено: лоция не отражает положения дел на реке, наверное, ввиду очень высокой воды; там, где ожидается шивера средней сложности - приличный порог, а там, где должен быть сложный каскад - и говорить не хочется... На левом берегу Уйгура стоянок нет: крутой лесистый склон обрывается в реку; в сумерках переправляемся направо и -удача ! - находим бивуак в 80 м от реки, скрытый густыми зарослями кустов. В темноте ставим лагерь - вот она, плата за поздний выход на воду! Решаем - больше так не делать!

Как бы в награду нам, выдержавшим бесконечный дождь в этот день, выкатилась из-за гор огромная луна и стала в упор рассматривать нас...

Так мы дошли до Уйгура, который заметно озадачил 4 предшествующие группы водников. Это и неудивительно: лоция величает его "непроходимым ни при каких условиях". Мы проходим его до ключевого места, обнеся вещи по берегу и страхуя каякера, легко и красиво прошедшего начало Уйгура. Но впереди участок с падением 6-8 м на 100 м, реку процеживают огромные исполины, вставшие во весь рост из воды и стерегущие ее покой. Один из наших экипажей решился на прохождение, другие сочли лучшим обнести 100 м этой "каши". Приготовились съемщики и страховщики, кат птицей взлетает над гребнями валов, спрыгивает вниз и эффектно заканчивает прохождение. Все, мы заслужили обед - обед над ревущим, но покоренным Уйгуром.

После обеда готовимся к отплытию, а самый сложный участок Уйгура проходит каякер. В этой "каше" он 5-6 раз переворачивался, но достойно выходил из положения и одолел это препятствие. На почве такого подъема, радостного возбуждения, бдительность притупилась, и первый экипаж решил идти, пока идется, благо, что реку видно с наплыва. Сразу же последовал "холодный душ" (или лучше сказать "ледяная ванна") - в средней части порога Батут экипаж с пассажиром подпрыгнул вверх головой, а приземлился - вниз головой... Одним словом, перевернулся. Гребцы упустили весла, но выбрались на перевернутое судно, которое двигалось, как грузовой состав на квадратных колесах: с лязгом, ударами, толчками. Пройдя таким образом Батут и Тушкем, раненый катамаран втянулся в одну из проток, последовал бросок Максима к острову и вот кат уже бессильно бьется на прибрежных камнях. Приплыли... Через минуту появляется второй кат, затем вылавливаем 2 весла. Третий кат, курирующий каякера, появился нескоро, так как Батут сурово обошелся и с каяком - он многократно килялся, Шурик вылез из него и поплыл в обнимку с каяком, так что пришлось вытаскивать их на раму ката (и это в бушующем пороге!) и раскладывать для просушки.

Группа собралась вместе на острове, наши потери - 1 весло. Ночевать на острове опасно, но иного выхода нет - оба берега круты и неприветливы, а один из катамаранов требует приличного ремонта.

Действующие лица спектакля под названием "Переворот" давно пришли в себя и занялись починкой судна и снаряжения, а остальные решили уподобиться горникам и смело полезли по склону, дабы окинуть взглядом всю Шавлу сверху. Вернувшись, они немного успокоили всех - впереди река менее белая (т.е. меньше пены, меньше порогов, между ними кое-где видны промежутки). К вечеру все последствия переворота были ликвидированы, кроме живописного синяка, расцветавшего под глазом на лице одного из бедолаг. Ночь на острове была тревожной, так как можно было ожидать подъема воды в реке.

Пришел новый день, с ярким солнцем, настроение у всех выправилось, и мы отправляемся далее, догонять отставание от графика, Слева впал Ак-Оюк, воды в реке стало заметно больше. В одном месте зоркие глаза пассажира разглядели весло в камнях, и мы вернули себе право обладания им; правда, взамен река забрала 1 кеду...

Испытания этого дня не прекратились: траверсируя реку шириной 15 м, мы допустили небрежность в зачаливании, и кат с одним гребцом пошел вниз по реке... Правда, через 150 м его выкинуло на кучу бревен направо, где был найден спасконец - вместо ушедшего у нас в 1-й же день. Так, пока все наши потери компенсируются...

Пассажир перешел на другой катамаран, с большим водоизмещением, и опять мимо нас замелькали берега. Река стала проще - шиверы, отдельные бревна. К обеду дошли до р.Баксара, где позволили себе небольшой отдых, попутно осмотрев новую базу для охотников, пахнущую свежим деревом и совершенно безлюдную. Окрестности базы поражают - это сплошные заросли маральего корня (левзеи сафлоровидной); корня не было на стрелке Шабаги и Шавлы, он появился сразу же за Мономахом. Никто не мог себе представить, что редкое растение может давать такие заросли.

Перекус восстановил силы, и мы вскоре у порога Кечу. Правый берег - грандиозная живая осыпь, по которой сверху из кулуара со свистом пролетают камни, далее справа реку стискивают отвесные бомы - их не обойти. Приходится переправляться на левый берег, где мы попадаем в заросли крупной смородины и на время забываем о пороге.

Смотрится Кечу грозно, а идется легко: на входе минуем завал, резко смещаемся вправо в основную струю и прыгаем по огромным валам, бочкам. Все экипажи прошли препятствие удачно, и мы снова у вечернего костра; утолив голод, разбредаемся по палаткам - усталость не дает засиживаться.

Похоже, путешествие пошло по накатанным рельсам, остался позади экзотический Боливар.

Картина маслом - приплыли ...

...Все плохое имеет обыкновение случаться тогда, когда его никто не ждет. Экипаж самого миниатюрного катамарана замешкался, отстав от остальных перед порогом Завал. Бросился догонять, в пороге сланцами было вспорото дно правого пилона от носа и до кормы, с баллона сорвало клапан, рама катамарана погрузилась в воду. В этой ситуации начал "убегать" из располосованной оболочки баллон. Попытки зачалиться на протяжении 3 км ни к чему не привели - а где-то впереди нас поджидал сложнейший Неустроев...

В препятствиях 36-37 смертельно раненое судно и отчаянных гребцов кидало, переворачивало, отрывало друг от друга, швыряло на камни и топило в бочках... Было упущено 1 весло, и экипаж, не потерявший хладнокровия, приготовился к эвакуации на берег. Но вдруг впереди показалась голубая безмятежная гладь озера. Что это ?!...

Оказалось, что в реку сошел огромный сель (не далее как в начале лета, потому что грязь совершенно не засохла), запрудивший ее и давший нам шанс на спасение вместе с вещами и судном. Наши друзья, уже около часа ожидающие нас на этом селе и безмятежно загорающие на солнышке, на миг оцепенели, когда увидели такое зрелище не для слабонервных - из воды виден 1 пилон, на нем восседает гребец с веслом, второго не видно. Где же он ? А, держится за раму и плывет на спасжилете, спасая баллон от бегства. Подтянувшись к берегу, экипаж попадает под перекрестные щелканья фотоаппаратов - где еще такое увидишь? Опять группа собралась на одном пятачке, но какой ценой! Судно изувечено - и рама, и правый пилон. Люди целы, даже без синяков, напряжение спало. Принимается решение: судно оставить, упаковать 2 рюкзака, а водники, превратившиеся в горников, понесут их вдоль реки по тропе.

Справившись с разборкой судна и упаковкой вещей, на подрагивающих ногах идем смотреть спасительный сель - он хищно сполз в реку и выдавил ее на противоположный склон, где Шавла яростно прорывается сквозь густой березовый лес. Да, попасть в этот частокол - смерти подобно...

Мы горестно похоронили катамаран, Шавла собирает свою ежегодную жатву... Вечером в этот день на карте Шавлы появились новые названия: порог 36 - Хирург (разрезал все днище!) и озеро Надежды (перед селем).

Тактика путешествия меняется: каяк после Батута в деле не был, к катамаранов осталось только 2. За поворотом после селя - Неустроев - сплошное месиво пены, бешеных жгутов воды, водяных ям и бугров, зажатое между отвесными скалами правого и величественной осыпью (кажется, что она уходит прямо в небо) левого берега. Порог серьезен, все взвешивают и прикидывают шансы на успех. Обносим вещи, выставляем съемку, страховку, чальщиков - можно идти!

Оба катамарана прошли успешно, но если первый пронесся по гребешкам пены, чуть не взлетая над водой, то второй яростно отбивался от железного натиска бушующей воды, норовящей смять, утопить, перевернуть, не отпустить...

Мы жаждали адреналина - мы его досыта вкусили. И конца приключениям не видно - река входит в ущелье, которое кое-где становится отвесным каньоном, и приходится взбираться на головокружительную высоту (откуда еле слышно реку), чтобы обойти бомы. Все рюкзаки размещаются на судах, и теперь уже 3 водника-горника карабкаются вверх и сползают вниз, плутая в густых колючих зарослях по звериным тропам на очень крутом склоне.

Чтобы жизнь не казалась медом, судьба подбросила нам 2 левых притока Шавлы, текущие в глубоких труднодоступных и труднопроходимых ущельях. Зачастую спуск и подъем идет по "живой" осыпи, где нервы натянуты как струны, а внизу призывно шумит поток, как бы говоря: "Давай, дружок! Иного пути нет...".

Надвигаются сумерки, быстро бежим вперед, надо спускаться к реке, так как ориентир места встречи с катамаранами - устье правого притока Ачик. И вот где-то вдали слышны родные крики - свои! Молодцы, что догадались кричать, можно запросто проскочить мимо и не заметить. Радость встречи ничем не омрачена: больше сегодня ничего не случилось, хотя могло... Друзья сдержанно слушают наши рассказы о том, как тяжело было пробираться вдоль реки, сквозь колючки, и говорят, что еще неизвестно, где было тяжелее: на склоне или на воде. От Неустроева до Ачика всего 3-4 км, но каких! Все безоговорочно признают этот участок сложнейшим на реке, куда там до него Уйгуру или Неустроеву. Разведка этого отрезка, названного нами каскадом "АНМ" в честь экипажа меньшего катамарана, практически невозможна: Шавла глубоко запрятана в каньон, в котором Уйгуры и Неустроевы - на каждом шагу, сплошь и рядом.

Последние пороги Шавлы штурмует экипаж АНМ.

Река стала мощнее, бочки уже не пробиваются, а держат суда, валы - много выше, они зачастую соизмеримы с катамаранами. Были моменты, когда экипажи ждали оверкиля; чалиться и страховать в каскаде "АНМ" по нашей воде невозможно, и экипажи зачалились лишь по окончании каскада, когда река позволила, выпустив их из своих объятий.

Так наступил вечер 5 дня сплава, когда мы на стоянке в золе костра обнаружили шприцы и ампулы. Сразу в памяти всплыли рассказы об Алтае, как о рае для наркодельцов, поэтому в эту ночь мы тоже спали тревожно, готовые ко всему.

После Ачика река упрощается, шиверы, заломы чередуются с быстротоком без препятствий. Правый берег - по прежнему отвесное ущелье, а на левом стали появляться ровные солнечные террасы, полянки. Здесь есть набитая тропа, встречаются стога сена 2-3-летней давности, развалины избушек и зимовий. На плоских участках у реки - такое обилие крупной вкусной костяники, которого никто из нас никогда и в глаза не видел.

Но по-прежнему тропа взбирается поверх бомов, так что легкой и приятной прогулкой наш путь по берегу не назовешь. Наконец, когда до Аргута остается километров 10, мы в дымке разглядели дальнюю цепь гор, явно вдоль Аргута, так как она поперек нашего пути. Это придало нам сил, и мы бодро зашагали по наклонным травянистым террасам, где буйствуют ароматы трав, стрекочут огромные кузнечики - одним словом, кипит жизнь. А Шавлу здесь уже не слышно: она течет в 100 м под нами, глубоко врезавшись в долину. На одном из поворотов тропы, очутившись на обрыве над рекой, увидели, как друзья перетаскивают суда через завал, как сражаются с сильнейшими прижимами недалеко от устья Шавлы. Приятно было обменяться молчаливым приветствием и вскоре встретиться на стрелке Шавлы и Аргута. Мы здесь обедаем, купаемся в более теплом (но все равно 9-10 градусов) Аргуте с его молочно-белыми водами, которые разбавляет хрустально чистая, бирюзовая вода Шавлы.

Впервые видим облепиху на маршруте и спешим ею полакомиться. Уже можно обдумать предварительные итоги: позади сравнительно небольшая река, впереди - мощные Аргут и Катунь. Трое продолжают свой путь по левому берегу Аргута, переправившие их катамараны подобны точке на просторах реки. Здесь вообще все огромное - огромная долина, давящая на человека, поражающая мощь воды, несоизмеримая с нашими, будто игрушечными, суденышками.

Ориентир для встречи на ночлег определен, и мы спешим, чувствуя, как надвигаются сумерки. Огромная долина захлопывается, и Аргут прорывается сквозь горы, меняя направление своего течения с западного на северное. По берегам на полянках - обилие костяники и подберезовиков, стали попадаться утомительные для обходов бомы, затем река оказалась в мини-каньоне со стенками 5-10 м, между которыми вырастают и перекатываются водяные бугры, словно дышит грудь великана Аргута.

Темнеет, катамаранов не видно, придется ночевать самим, на ужин - речная вода и печеные подберезовики, вместо постели - подстилка из веток. Нас гложет тревога - обогнали мы свои суда или не дошли до них? Мы шли поодаль от реки, поэтому не видели все изгибы берега, и не слышали голосов - Аргут гудит в более низких, басовых тонах, по сравнению с шуршащей, шелестящей Шавлой.

Страшно представить себе мощь реки - ее ширина местами до 150 м, расход воды около 200 куб. м/с. Весной вода была выше на 4-5 м, это видно по принесенным бревнам, корягам, траве; такая вода точит, рушит скалы, вымывая в них ниши и гроты, подтачивая основание береговых утесов, создавая причудливые грибы. Сознавая эту силищу, тем более восхищаешься людьми, которые дерзко бросили вызов стихии.

Переночевав у костра в шалаше, с первыми, лучами солнца выходим вниз по реке; крайней нашей точкой будет порог Атланты; на нем группа должна обязательно собраться. И верно, через 4 км мы увидели свой лагерь, в нем еще все спали.

р.Аргут. Порог Атланты.

Ближе к обеду выходим на штурм Атлантов; предыдущие препятствия Аргута не впечатлили, несмотря на кажущуюся грозность. Да и Атланты с берега кажутся так себе, но ряд скорбных табличек на полке над правым прижимом говорит сам за себя...

Экипажи сразу же почувствовали стальную хватку Атлантов из струи выйти тяжело, лучше всего подлаживаться к ней, цепляясь за громадные валы, открениваясь на мощных жвачках. Было несколько неприятных для гребцов моментов (с берега их тяжело заметить), когда суда находились в яме, и, всплыв, обнаруживали, что поток влечет их прямо на скалу или в прижим. Эта непредсказуемость пощекотала нервы всем...

...Второй экипаж проходит Атланты нормально, намереваясь зачалиться рядом с ожидающим первым экипажем. Опасность была понята слишком поздно: едва каты поравнялись друг с другом, коснувшись бортами, как мощная жвачка моментально опрокинула меньший катамаран. Ликвидация переворота заняла не менее получаса, вымотав силы всех. Ну, все, путь на Катунь свободен.

Встреча 2 отрядов - водного и горного - состоялась в "Кафе Аргут" - так называется импровизированный туристский музей, схожий с музеем Острова Добрых Духов на р.Охта в Карелии. После прохождения Аргута мы позволили себе баню, вкусный компот из облепихи и многочасовые экскурсии по музею с чтением посланий от предшественников. Погода, столь замечательная на Шавле, в долине Катуни простудилась и было решено дневку перенести. Наши предшественники и земляки - казанцы - к сожалению, не оставили после себя в "Кафе Аргут" ничего запоминающегося. Чтобы исправить этот недостаток, мы оставляем послание в будущее и украшаем музей плодами своей фантазии.

Катунь... Мы давно стремились к тебе, представляя в мыслях могучей красавицей. Тем удивительнее было наблюдать, как сливаются 2 равнозначные по мощи реки - мутный холодный Аргут и более теплая голубая Катунь.

На берегу Катуни произошел единственный контакт с местными чабанами. Результатом явилось то, что к ним перекочевало 3 банки тушенки, а к нам 8 кг свежего парного мяса. А привело к этому контакту далеко не шуточное событие - на середине Катуни обнаружили, что из 1 баллона через клапан выходит воздух. Хотя баллон 2-секционный, эта неприятность могла перерасти в аварию, поэтому следовало скорее причалить. Но на огромной реке с быстрым течением это совсем не просто, тем более что катамараны чрезмерно перегружены.

Погода перестала нас баловать, и весь этот день мы мерзли, скорее стремясь на ночевку. Сплав по Катуни ни на что не похож: нет привычных порогов, шивер, а есть громадные (до 4м) валы, бочки, жвачки, отдельные камни - "автобусы", воронки. Доминирующее желание - не попасть в вал или бочку, не промокнуть, не перевернуться (что очень даже просто на двухместных катамаранах). Ближе к вечеру оказались в пос. Иня, где купили белый хлеб (!), и двинулись дальше.

Ночуем вблизи пос. Яломан, решив, что назавтра троим - экипажу погибшего судна - надо сбрасываться, чтобы облегчить жизнь остающимся. Прощальный вечер, прощальный ужин - все отдают должное свежему мясу, которого хватило и на утро.

3 фигуры с рюкзаками уходят вверх по склону на Чуйский тракт; а 3 суденышка продолжают свое странствие по просторам Катуни. Кстати, в "Кафе Аргут" вспомнили про имеющийся в арсенале группы каяк, и 2 каякера проходили заключительный аккорд Аргута - Ворота, целиком скрываясь в валах и бочках. На Катуни в каяк уселся 3-й каякер - Рита, подтвердив этим свой класс.

Впереди еще 160 км сплава по своенравной Катуни, а ощущение таково, что поход уже почти закончился. Хотя впереди нас ждали Ильгуменьский каскад, Кадринская труба, коварный Шабаш, Тельдекпень-1 и Тельдекпень-2 с их гигантскими воронками, не выпускающими суда по целой минуте. На Шабаше была установлена истина: "Большой катамаран - для большой реки, маленький - для малой". К ее постижению приблизились через оверкиль самого большого и еще ни разу не переворачивавшегося катамарана. После этого пришло отрезвление - стихия остается стихией, человеку не дано превозмочь ее, можно лишь пытаться сделать это, но всегда считаясь с ее слепой силой. В играх с водой важно чувствовать грань, за которой - небытие...

Все так же текут на далеком Алтае Шавла, Аргут, Катунь. Проходит время, реки остаются теми же реками, а вот люди оттуда возвращаются другими...




  1. Господа капитаны, не забудьте в пылу -
    Ваши катамараны завалялись в углу.
    Разве метеосводка вас удержит в плену?
    Командор наш каяка носом режет волну.

  2. Мы ходили в походы по артериям рек,
    Не гулял в эти воды ни варяг и ни грек.
    Враз луженые глотки заорут "Хануму",
    А груженые байды носом режут волну.

  3. Кто завел нас в болото ? Дождь и сыпет снежком.
    Вид у нас словно кто-то ахнул пыльным мешком.
    Это что за погодка ? Так и тянет ко сну.
    Но упрямые байды носом режут волну.

  4. Дует ветер неслабый и балдеешь вполне,
    А по курсу пороги и мороз по спине.
    После фразы короткой только крики "Тону !"
    3 каюкера бравых носом режут волну.

  5. В жарком месяце июле в наших душах тает снег.
    Каждый думает: Смогу ли разрешить себе побег?
    А когда перрон отстанет, мы по первой разопьем,
    чтобы с речки нам вернуться не вдвоем и не втроем.

  6. По вагонам, ребята ! Ждут нас честь и хвала.
    Мы вернемся обратно с бурной речки Шавла.
    Мы туда собирались как-нибудь кое-как,
    А река нам покажет - кто герой, кто чудак.

  7. За перевалами муссон, Алтай затянут облаками.
    дожди идут со всех сторон и проливаются над нами.
    По Ештык-Колю мы идем, стремясь попасть скорее в рай.
    Омытые не раз дождем, попали в Горный мы Алтай.

  8. Хоть нам алтаец говорил, что сплав по речке невозможен,
    Пусть кат не влезет в этот слив - зато каякер это сможет.
    Пройдя всю эту круговерть, мы вместе гордо помнить будем,
    Что стоит жизнь, что стоит смерть? Не рассказать об этом людям.

  9. Река таит кромешный ад, "Уйгур" свирепствует недаром.
    Разведка вести донесла, излазив склон по кулуарам.
    Вот здесь проход для нас закрыт - плита упала прихотливо.
    И лоцман сумрачный сидит, а экипаж глядит тоскливо.

  10. Но нет же, нет! Мы не уйдем! Мы разгадаем-этот ребус!
    Шавла играет каяком - помятым, с перебитым древком.
    Себя и судно уберечь! Быть на пределе постоянно!
    Переведя на нашу речь, таков наказ был капитана...

  11. И будет вал, и будет слив - все к "Неустроеву" стремится.
    А хватит ли на него сил? Иль будет некому гордиться?
    Гребцы, увидев, что их ждет, холодным обольются потом.
    Страховщики все ждут и ждут катамаран за поворотом.

  12. Он появился - все на нем. Гребок, закол - и входят в суводь.
    Теперь другим пройти черед опасную - в 3 метра - узость.
    Поток байдарку подхватил, и мало всем не показалось.
    Под вечер лоцман попросил: "Добьем, что у меня осталось..."

  13. "Атланты" мрачные к себе позвали и не отпускают.
    Сжимают между берегов, коварно к стенкам нас швыряют.
    Когда ж устанем мы за день, подыщем для палаток место -
    Вновь дождь холодный поглядит, какой закваски наше тесто.

  14. Обняв красавицу Катунь, пред нами горы расступились.
    Крутого с травами чайку в последний раз мы заварили.
    Придет с востока новый день, расставит все как было раньше
    И лишь воспоминанья те опять Алтаем нас поманят.

  15. Оглашают осенний перрон звуки диктора - охи и ахи.
    В двери клуба устало войдем, утопив свои слабости, страхи.
    Точкой водный закончив сезон, вспоминая Чаткал, Ону, Ману.
    Верю я, что к вам скоро придем - Саяны, что лечат нам раны.


Зоя Ященко и группа &quotБелая Гвардия". Официальный сайт Баннеры на нашем сайте

©1999-2019Dmitry Dunaev & Radik Shafigullin
Хостинг - «Информационное агенство IF»
Дизайн и CGI-скрипты - Дмитрий Дунаев

Дата обновления: 25.11.2009