Туризм в Татарстане
Отчет о походе по Горному Алтаю в 1994 году, ставшим последним для Салиховой Нели. Байка о Байкале. Рассказ о путешествии у озера Байкал по Байкальскому хребту. Водный туризм в Татарстане

Главная | «Филькина Грамота» | Отчеты о походах | Спортивный туризм | Клубы
«Общалка» | «Из Рук в Руки» | Фотогалерея | Поиск | Ссылки


«Филькина Грамота»
Предыстория

Все статьи
Новые статьи
Популярные статьи

По тематике
Соревнования
Снаряжение
Питание
Походы
Районы
Прочее
Люди

Поиск в статьях


Кнопки

Турклуб Корвет

Библиотека Мошкова



Н.И. Воробьев
Вниз по Волге-реке...
Версия для печати | Комментарии (0)

Вниз по Волге-реке...

Красавица народная,
как море полноводная,
как родина свободная,
широка, глубока, сильна!
(Лебедев-Кумач, "Песня о Волге").

Огромные арки Красного моста как бы являются воротами, через которые великая русская река входит в пределы ТАССР. Выше моста на правом берегу поднимаются обрывы невысоких Вязовских "гор", левый берег низкий, пойменный. Только вдали на второй и третьей террасах высятся заводы, расположены поселения. Ночью этот берег сплошь горит огнями заводов и города Зеленодольска, второго по величине в республике, но самого молодого, возникшего за последние десятилетия.

Ниже моста возвышенности правого берега круто отходят вправо, давая место широкой долине р. Свияги, которая впадает здесь в Волгу. Огромная низина поймы уходит вдаль от Волги. Только ближе к правой стороне свияжской поймы, где высоты коренного берега снова ограничивают низину, на высоком останце расположен древний, ныне потерявший свое значение, город Свияжск, многочисленные колокольни и монастырские стены которого резко контрастируют с буйной жизнью молодого промышленного Зеленодольска.

Пропустив Свиягу, возвышенности правого берега опять подходят к реке. От моста до Казани Волга течет единым руслом, шириною в 700-800 метров, прижимаясь к правому берегу и образуя так называемый Морквашинский плес. Правый берег то обнажен и крут, так что только у самого уреза воды остается узкий бечевник, покрытый крупной щебенкой, то образует разлоги, там где открываются овраги, и покрыт кудрявой зеленью лесов. Немного ниже устья Свияги, на красивой узкой террасе у крутого обрыва, среди леса, приютился совхоз имени ОГПУ – в прошлом один из монастырей. В широком разлоге, несколько выше громадного, заросшего лесом оврага, расположена д. Набережные Моркваши – любимое место отдыха казанских учителей и школьников.

Небольшой поворот реки – и открывается вид на крупную мельницу, стоящую на маленьком обрывке террасы в устье Печищенского оврага, а далее почти вертикальный обрыв печищенского обнажения, к которому как бы прилепился известковый завод. Вдали над обрывом возвышается массив Услонских высот, а влево, в дымке уже видна Казань.

На левом берегу, на всем его протяжении до г. Казани, ярко выделяются песчаные косы, кустарники и зеленый ковер широкой поймы, прорезанной многочисленными старицами, часть которых превратилась в затоны. Паратский, Васильевский, Аракчинский затоны глубоко врезаются в пойму, подходят к второй террасе и являются местом зимовки судов и путем подвоза сырья к расположенным здесь заводам. У самого подножья третьей террасы проходит железная дорога. Весь участок от моста до Казани является почти сплошь заселенным. Шумная деловая жизнь левого берега и тихие, то ласковые, то угрюмые высоты правого – такова картина этого отрезка течения Волги.

От Печищ фарватер резко поворачивает влево к казанскому берегу, оставляя справа крупный песчаный осередок, летом почти сливающийся с большим островом Маркиза, прижатым к правому берегу. Против Казани оба берега Волги низменны, и коренные высоты правого берега видны лишь в 2-3 километрах от берега за островом, покрытым высоким лесом и окаймленным прекрасным песчаным пляжем.

Услонские высоты являются как бы мысом, за которым коренной берег почти под прямым углом поворачивает на юг. Это самый северо-восточный угол Приволжской возвышенности. У казанских пристаней такой же поворот в виде плавной дуги образует и русло реки. В этом месте Волга круто меняет свое общее направление с восточного на южное, которое, в общем, сохраняет до самого впадения в Каспий. В самом начале этого поворота находится устье р. Казанки, почему и пристани находящиеся ниже его, получили название "Дальнее устье" или просто "Устье".

Вогнутая дуга поворота – приказанский берег – также пойменная, но край ее обрывистый, постоянно, особенно в половодье, разрушаемый волнами реки. Особенно хорошо можно видеть этот берег на т.н. Бакалде. Выпуклая дуга – берег острова – песчаная, хотя и не особенно отмелая. Фарватер идет вдоль обрыва левого берега.

Километра 4-5 ниже казанских пристаней основная струя реки начинает отбиваться к правому берегу и подмывать нижний конец острова. У левого берега появляется длинная песчаная отмель. Фарватер переходит к правому берегу, туда, где из-за острова вливается Козья воложка. Козья воложка начинается у с. Верхний Услон и тянется вдоль коренного берега. Только в нижнем конце она поворачивается к главному руслу, оставляя справа большой участок поймы, выше Нижнего Услона. Летом верхний конец воложки обычно пересыхает. Еще несколько километров, и Волга снова подходит к коренному правому берегу у д. Ключищи. Начинается Матюшинский или Гребневский плес. Здесь длинной песчаной косой оканчивается правобережная пойма, образуя глубокий Нижне-Услонский затон, узкой лентой, среди заросших тальниками берегов, врезающийся в пойму на 1,5-2 километра. Затон является удобной зимней стоянкой для судов.

Ниже, до самой Шеланги, на расстоянии 25-27 км тянется почти прямой и глубокий плес. Фарватер все время идет вдоль правого крутого берега, то обнаженного, то поросшего лесом, вдоль которого расположены небольшие поселки и дачи. Левый берег однообразный. У самой воды желтая отмель песку; далее поросшая у края тальником пойма, с многочисленными старицами и пойменными лугами. Только вдали, на расстоянии 2-4 км, возвышается обрыв третьей террасы, поросший густым лесом и дающий издали впечатление коренного левого берега реки. Против Шеланги в Волгу открывается длинная протока – Соляная воложка, раньше служившая местом зимовки барж, груженных солью из Баскунчака.

Сейчас же за Шелангой начинается группа перекатов, которая и тянется до самого Камского Устья.

Волга на участке до устья Камы, как и вообще в своем среднем течении, имеет не равномерный скат ложа, а волнистый. Если построить профиль падения ее ложа, то он будет таким, что, нередко, нижние по течению участки будут иметь абсолютную высоту на несколько метров выше, чем выше лежащие. Поверхность же воды, хотя и неравномерно, но все время понижается. Поэтому русло реки делится по характеру своего течения на глубокие участки – плесы, и более мелкие – перекаты.

Плесы это более или менее прямые участки русла, где глубины достигают 10 и более метров. Река идет преимущественно одним руслом или, как говорят, "в трубе" и жмется к правому берегу, где только узкая полоска бечевника отделяет русло от коренного берега, крутого и даже обрывистого. На левом берегу обычно песчаная отмель и край поймы. Скат русла равномерный и течение нормальное для реки 2-3 км в час.

Участки, занятые перекатами, имеют другой характер. Общая ширина реки увеличивается, но русло засыпается большими массами песку, появляются острова, осередки, подводные мели. Река становится в общем мелководной, а фарватер извилистым. Дно представляет чередование довольно глубоких ям и песчаных гряд – заструг. Течение становится неравномерным – то тихий участок, то стрежень, где скорость течения увеличивается иногда вдвое. Пески все время переносятся водой, и перекат меняет свой характер. Не только в разные годы, но и в одну навигацию фарватер нередко несколько раз меняет свое место. Там, где была глубина, образуется или осередок, или мель, с глубиной в 20-30 см, - а на месте прежней мели глубины доходят до 4-5 метров. Среди этих препятствий течение разбивается на мелкие струи и в естественном виде фарватер на перекате бывает настолько узок и извилист, что участок реки в межень становится непроходимым даже для мелких судов. Его приходится искусственно углублять и спрямлять землечерпанием. Типичным участником пейзажа переката летом является землечерпалка, которая со скрипом и скрежетом поднимает со дна песок и сбрасывает его в сторону от фарватера. Но и работа землечерпалок – временная мера. едва уводят ее с переката, как струи воды снова начинают перестраивать песок по-своему, засыпают только что прорытый канал и снова принимаются бродить среди заструг. Перекаты сильно мешают судоходству, задерживают суда и являются местами аварий.

От Шеланги до Камского Устья несколько перекатов, перемежающихся короткими участками глубоких плесов. Сейчас же ниже Шеланги начинается перекат, один из наиболее извилистых, хотя и не самых мелководных. Русло Волги сразу расширяется, а фарватер сначала круто переходит к левому берегу, а затем снова поворачивает к правому и подходит к береговому обрыву поймы у Теньков, которая тянется до Красновидова. Ниже Теньков река разбивается на два рукава. Более широкая, но мелкая "Старая Волга" отходит к левому берегу, а фарватер проходит между островом, находящимся посреди реки, и упомянутой поймой вдоль самого обрыва ее. Ниже находится Красновидовский перекат, который кончается у Красновидовских гор. Далее русло идет вдоль правого берега, до Антоновского оврага, ниже которого начинается новый, Антоновский, перекат. Опять мели и косы, опять перебрасывание русла от одного берега к другому. Кончился перекат; 5-6 километров пароход идет вдоль красивого обрыва Камско-Устьинских гор, сложенных разноцветными, преимущественно красного цвета, породами и снова большой, уже Камско-Устьинский перекат.

Камское устье своей прибрежной частью расположено на уступчатом склоне правого берега, выше огромного оврага. Ниже возвышается, в виде мыса, кругловершинная гора Лепешка или Лобач, от которой правый коренной берег поворачивает на юго-запад, а русло идет к левому берегу, сближаясь с Камой.

На левом берегу, немного ниже Антоновки, третья терраса Волги, все время видневшаяся на некотором расстоянии от русла, круто поворачивает на восток. Между Волгой и Камой ниже этого места остается только широкая полоса поймы, изрезанная старицами и в нескольких местах прорванная узкими протоками.

Еще два-три километра ниже Камского Устья, и сливаются две могучие реки. Волга, обходя широкую правобережную пойму, поворачивает к юго-западу, так что этот отрезок реки кажется продолжением Камы, а не Волги.

Река сразу после слияния, пока еще более темные воды Камы тянутся вдоль левого берега и не смешались с желтоватыми водами Волги, становится более мощной, увеличивает значительно и ширину и глубину. Особенно мелкие перекаты остались позади. Река течет в низменных берегах. Правый коренной берег далеко на западе и даже не виден с реки, а левый представляет низину, прорезанную бесчисленными протоками старых рукавов Камы, которые тянутся на много километров и от реки и вдоль ее течения. Протоки эти тянутся до Куйбышевского затона, который является также старым рукавом Камы и представляет прекрасное место для зимовки судов. В этот затон впадает небольшой приток Волги – Бездна.

Против пристани Переволоки Волга разбивается на два больших рукава. "Старая Волга", обходя пойму, уходит к коренному правому берегу и течет вдоль него, а влево остается приток Чертыг, который собственно и является ходовым, т.к. "Старая Волга" сильно мелеет и пригодна для судоходства только в половодье. Между протоками остается огромный остров, который и тянется почти на расстоянии 20 км до Сюкеевской пристани, где основное русло снова подходит к высокому берегу.

Отсюда Волга плавной дугой снова меняет свое направление на почти южное и создает длинный Тетюшинский плес. Хотя на левом берегу и здесь отходят от главного русла многочисленные и иногда большие протоки, все же главная струя идет вдоль крутого правого берега. Берег здесь высокий, ровный, как бы обрезанный по линии верхнего края и рассеченный во многих местами узкими, глубокими, но короткими оврагами. На вершине такого берега и расположен г. Тетюши. Плес тянется на несколько десятков километров, до пристани Балымеры, ниже которой Волга снова начинает разбиваться на рукава. Посреди Волги здесь расположен большой остров Ревун, разделяющий ее на два судоходных рукава. Ниже опять короткий плес, а затем поворот русла в западном направлении, и снова сложная система рукавов и островов, которая тянется до Ульяновского плеса. Главное русло проходит по середине поймы до с. Ундоры. Здесь снова поворот на юг, и снова над рекой возвышаются Ундорские горы, находящиеся уже за пределами ТАССР.

На участке от устья Камы до Ундор также немало перекатов, но здесь они глубже и шире. Реже встречаются землечерпалки, и судам почти не приходится пережидать очереди для проходя по перекату.

Такова Волга в межень.

Другая картина весной в начале и середине мая, когда уровень реки поднимается, на 10-12 метров выше ординара. Исчезнут все перекаты, потонут острова. Левый берег отодвинется далеко в сторону и только верхушки затопленных деревьев указывают, что там находится залитая половодьем пойма.

Горы правобережья, наоборот, как бы ближе подойдут к реке. Исчезает светлая полоса бечевника, и волны бьются об утесы крутых обрывов, подмывая их и вызывая, нередко, осыпи и обвалы.

В тихую погоду Волга, как зеркало, спокойно мчит свои, еще по-весеннему мутные воды в далекий Каспий, отблескивая то сталью, то лазурью неба. Только большие водовороты, возникающие время о времени на ее глади, говорят о мощности течения полноводной реки.

Во время ветра, особенно низового, по ней начинают ходить крупные, серые волны, с белыми, пенистыми гребнями. В такую погоду необходимо большое умение, чтоб на утлой лодочке переплыть четырех-пятикилометровую ширину реки.

Вольно тогда пароходам. Не нужно идти по узким дорожкам, между белыми и красными бакенами. Везде дорога, и пароходы выбирают только или струю побыстрее, когда идут вниз, или потише, когда приходится с тяжелым возом груженных барж подниматься по быстрой в это время реке.

В половодье Волга проделывает громадную работу по перестройке своего ложа и берегов. Быстрые струи усиленно переносят песок, сносят косы и даже целые острова, насыпают новые и, нередко, после половодья прежнее русло становится неузнаваемым. Ходовые места заносятся песком и, наоборот, там, где ребята резвились по колени в воде, проходят тяжелые груженные суда.

Перестраиваются преимущественно районы перекатов, но меняется картина и на плесах. Если просмотреть старые карты или поговорить со стариками-волгарями, то можно проследить во многих местах громадные изменения, производимые мощной, полноводной рекой.

Прошло половодье, минуло мелководное лето. Вот и осенние ненастные ночи. Своеобразна тогда Волга. Темно, свистит ветер. Дождь бьет в лицо. Глухо рокочут волны. Берегов не видно. Кажется, что судно движется среди какой-то черной массы, дрожащей и рокочущей. Шум волн сливается с воем ветра в снастях. Только путеводные огни разноцветных бакенов дают возможность правильно вести судно по черной и холодной реке.

Начало зимы. На берегу уже лежит снег, но потемневшая река еще не сдается морозу. У берегов появились закраины, протоки замерзли, но по стрежню еще движется вода, перенося тонкие, но острые льдины. Льдины сталкиваются, смерзаются друг с другом, примерзают к закраинам, все уже сжимая незамерзшй поток. Вот осталась только узкая полоса в 100-150 метров, сплошь забитая медленно движущимися и уже большими льдинами. Мороз крепчает, льдины, случайно зацепившись, останавливаются. Быстро их сковывает мороз, и вот река встала. Поверхность ее неровна. Там и здесь возвышаются небольшие торосы, которые потом засыпятся снегом. Только в особо быстрых местах долго еще не мерзнет река. Остаются полыньи, темные среди окружающей снежной равнины. Над ними клубится морозный пар. Полыньи замерзают только в сильные январские морозы, а если зима не так сурова, то остаются и до весны.

Красива Волга и ранней весной, когда мутные потоки талой воды поднимут несколько ее уровень и сорвут массы льда, покрывавшие реку в долгие зимние месяцы. Ледяной покров обычно начинает двигаться в виде длинной белой ленты, но через некоторое время лента уже ломается на отдельные льдины, которые с сильным грохотом сталкиваются друг с другом. Иногда, зацепившись за берега, льды останавливаются – получается затор. Льдины с треском ломаются, налезают друг на друга и на берега. На берегу лед нередко встречает на своем пути кустарник и даже деревья. С треском все ломается, и потом остаются только небольшие, измочаленные пни – остальное уносит река.

На казанском участке обычно сначала лед отрывается ниже моста, проносится мимо Казани и застревает у Козьей Воложки. Стоит здесь несколько дней и потом уносится далее вниз по реке. Проходит несколько дней. Река чиста, начинает ходить услонский перевоз, но ледоход еще не кончился. Прорвавшись у моста, появляется верховый лед, но он уже слабый. Льдины сталкиваются между собой, но не с грохотом, а с красивым музыкальным звоном белых иголок, на которые распадаются уже подтаявшие края льдин.

Ледоход у Казани окончился, но ниже устья Камы последними еще пойдут темные камские льдины. Только тогда начинается навигация. Волга быстро прибывает, пойма уже затоплена, и вот перед нами снова полноводная красавица-река.

Н.И. Воробьев. (Из книги "Природа Татарии", Казань, 1947)



СЛОВА И ВЕТЕР. Сайт команды байдарочников Баннеры на нашем сайте

©1999-2019Dmitry Dunaev & Radik Shafigullin
Хостинг - «Информационное агенство IF»
Дизайн и CGI-скрипты - Дмитрий Дунаев

Дата обновления: 25.11.2009